О чём писала наша газета в 1998 году

Любовь — та сфера нашей жизни, в которой ни в коем случае не может быть отношений по типу: «я тебе — больше, ты мне — меньше», это противоречит самой природе этого уникального чувства, губит его. Когда любишь по-настоящему, истинным и глубоким чувством, испытываешь естественное желание отдавать как можно больше, дарить себя и часть своей жизни, не требуя ничего взамен.

Любовь — очень сложное, тонкое, непостижимое явление духовной жизни человека. Ее невозможно измерить: ни ее количество, ни качество. Не может даже быть по отношению к Любви категорий качества, меры.

Я бы сравнила чувство Любви с ароматом цветка — нежного и восхитительного, и, если аромат есть, то при чем здесь его количество?! Каждый цветок имеет свой неповторимый уникальный, удивительный аромат, в одном случае он может быть едва уловимым и тонким, в другом — ярким и насыщенным.

Ещё одна особенность этого благословенного чувства: его длительность во Времени. Любят не внезапными порывами: сегодня — больше, завтра — меньше (тогда это псевдолюбовь, страсть, влюблённость и т. д.) любят постоянно, непрерывно. Постоянство — верный признак подлинного чувства. Подобная Любовь — редкость, бесценный дар, это любовь Орфея и Эвридики, Одиссея и Пенелопы, Тристана и Изольды.

Такая Любовь струится как родник, происходит как бы непрерывная эманация, духовное излучение, исходящее от любящего и направленное к любимому. Ровное течение, а не бурный водопад. В этом постоянном душевном устремлении, в движении от моего «я» к глубинной сути любимого существа и состоит Любовь.

И даже если любимого человека уже нет со мной рядом, то в моей внутренней реальности он продолжает жить, будучи связанным со мной тысячью невидимых нитей, ибо все мои помыслы, размышления, искания так или иначе возвращаются к нему, сверяются с ним: «а что бы он сказал?..».

Два близких существа навсегда остаются в тесном сокровенном душевно-духовном контакте, несмотря на то, что судьба, может быть, изменила физическое и пространственное состояние одного из них… И в этом — глубокий философский смысл: Любовь сильнее смерти.

Мы все жаждем Любви, мечтаем, грезим о ней, а когда она приходит, нам порой не хватает душевной мощности, чтобы продлить её существование. Любовь требует огромного внутреннего напряжения, постоянной и кропотливой душевной работы; она не расцветает на пустой, невзрачной и сухой почве, ибо ей нужна живительная влага наших духовных усилий.

И если этот бесценный дар у вас есть, храните его бережно, не искушайте Судьбу глупыми претензиями друг к другу, лелейте это восхитительное чувство, будьте достойны его и никогда не верьте скептикам и пессимистам, утверждающим, что Любовь в современном мире вырождается… И тысячу раз был прав великий русский писатель М. Булгаков, воскликнувший: «Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной и вечной Любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!»

Ирина Архангельская, ныне профессор, заведующая кафедрой психологии Московского гуманитарно-экономического института