Слово писателя

Всякому, кто работал редактором газеты или журнала, руководил литературным объединением, не раз приходилось иметь дело с нахрапистыми графоманами, требовавшими немедленного признания их «мощного литературного таланта». И попробуй скажи им, что стихи эти несовершенны, изобилуют серьёзными погрешностями, они приходят в ярость и начинают бомбардировать жалобами на тебя всевозможные инстанции, вплоть до президента и премьер-министра.

Многие люди, берущиеся за перо, не понимают того, что нельзя стать поэтом ни с того ни с сего, без многолетнего упорного труда, без способностей к этому занятию.

Бывает и так, что, выйдя на пенсию, человек вдруг обнаруживает, что он поэт не хуже других, хотя всю жизнь занимался делом, не имевшим даже отдалённого отношения к поэтическому творчеству, таким далёким от поэзии, как Арктика от Антарктики.

Он даже не подозревает о том, что поэтом становятся лишь при следующих условиях: во-первых, нужен врождённый талант, а он даётся одному из многих тысяч; во-вторых, даже при наличии этого таланта нужно всю жизнь, начиная с раннего детства, постоянно читать стихи великих поэтов и самому с юных лет пробовать сочинять, не жалея сил и времени; в-третьих, нужно быть очень грамотным, в совершенстве владеть литературным русским языком; в-четвёртых, основательно изучить строгие законы стихосложения.

Кое-кому кажется, будто стихи писать может каждый, в то время как делать хирургические операции или дирижировать симфоническим оркестром способен только специалист, обучавшийся этому делу долгие годы. Не обладая ни литературным талантом, ни грамотностью и усидчивостью, они пекут свои малограмотные вирши, как блины на Масленицу.

Что такое графомания? «Литературный энциклопедический словарь» даёт этому прилипчивому недугу такое определение: «…болезненная страсть к сочинительству, не подкреплённая природным дарованием. Графомания обычно возникает на почве наивного представления о лёгкости и доступности писательского труда, а также в результате переоценки собственных творческих возможностей».

Но графоман графоману – рознь. Есть графоманы умные и скромные, пишущие только для себя и своих близких и не претендующие на всемирную славу. Они понимают, что вершин в поэтическом творчестве им никогда не достигнуть, и довольствуются малым, что они способны создать.

Однако немало графоманов воинствующих. Они во что бы то ни стало стремятся сделать свои «творения» всеобщим достоянием, чтобы все увидели в них великих людей.  Для этого они посылают свои стихи в редакции газет и журналов и люто ненавидят тех, кто сделает малейшее замечание относительно качества их произведений. А некоторые даже книги издают, становящиеся всеобщим посмешищем.

Итак, тот, кто взялся за перо, решив посвятить себя литературному творчеству, должен помнить, что он обрёк себя на труд, требующий напряжения всех сил, огромной усидчивости, неиссякаемого терпения, при одном, разумеется, важном условии – при наличии таланта. Даже гениальный Пушкин подолгу работал над каждым стихотворением. Достаточно увидеть его черновики, чтобы убедиться в этом. А разговоры графоманов о том, что они пишут легко, будто кто-то диктует им – не от большого ума.

Поэт всегда сомневается в своём таланте, поэтому, не жалея сил, постоянно совершенствуют свои стихи, графоманы – никогда. Даже при наличии таланта поэтом становится далеко не каждый. Известный поэт серебряного века Андрей Белый сказал: «Талант не поможет, если нет воли к труду, к физической чёрной работе».

Иван Аксёнов, член Союза писателей России